11 Mirrors Design Hotel

Истории 11 Mirrors - Сергей Жадан

img

«Кроме цирка, я попробовал себя во всех жанрах. Мне интересно все, что живет, работает, развивается», – Сергей Жадан рассказывает в интервью с 11 Mirrors

Еще одна личная история попала в нашу замечательную коллекцию. Почетным гостем 11 Mirrors Design Hotel стал Сергей Жадан, известнейший украинский поэт, прозаик, переводчик, общественный активист, фронтмен групп «Жадан и Собаки» и «Линия Маннергейма», автор романов «Депеш Мод», «Ворошиловград», «Интернат» и тд.

У нас была уникальную возможность пообщаться с Сергеем во время его недавнего пребывания в столице Украины – он участвовал в онлайн-баркемпе «ON / OFF: создавая новую нормальность».

11 Mirrors: В чем заключается главная разница между написанием стихов и написанием прозы?

Сергей Жадан: В ощущении ритма. Проза – это забег на длинную дистанцию. Прозой ты живешь длительное время. Роман можно писать несколько лет, и ты должен держать сюжет в голове, жить своим героем, видеть ситуацию его глазами. Стихи – это короткая вспышка, короткий забег, эмоции, рефлексии, ощущения, которые появляются и сразу фиксируются.

11 Mirrors: Вы отказываетесь от рифмы в стихах по примеру современных авторов во всем мире?

Сергей Жадан: Да, в рифму пишут только в странах Восточной Европы – Украина, Беларусь, Россия. Это атавизм. В Западной Европе или в Америке давно уже не используют рифму. Я пишу и в рифму, и без. Недавно вышла моя книга стихов «Список кораблей», она состоит из двух частей – рифмованной и нерифмованной. Я — филолог, и всю жизнь будто живу в поэзии, для меня – это разгадывание кроссвордов. Подбор рифмы к словам может показаться странным занятием, но мне нравится. Хотя я понимаю, что перевести стихи на другие языки почти невозможно.

11 Mirrors: Вы попробовали свои силы в драматургии – пьеса «Хлебное перемирие». Каким был этот опыт? Будете ли Вы двигаться в этом направлении?

Сергей Жадан: На ​​самом деле я сотрудничаю с театром с 90-х годов. Я писал много театральных текстов, но не выдавал их книгами. А здесь я написал целую пьесу «Хлебное перемирие», она вышла в этом году. Премьера спектакля состоится в Киеве, в Театре на левом берегу 26 и 27 сентября. Стас Жарков ставит. Конечно, я буду на премьере.

11 Mirrors: Вы как автор не влияете на процесс постановки «Хлебного перемирие»?

Сергей Жадан: Нет, не влияю. Я не видел ни одной репетиции. Опыт показывает, что лучше на режиссера не давить и не мешать процессу. Поэтому мне будет интересно, как Стас проинтерпретирует мой текст. Сейчас я работаю еще над одной пьесой. Ко мне обратились друзья актеры, попросили написать драматургический текст. Это будет мужская история на три голоса.

11 Mirrors: Как Вы относитесь к фильму «Дикое поле» – экранизации Вашего романа «Ворошиловград»?

Сергей Жадан: В целом я доволен результатом, несмотря на некоторые замечания. У Ярослава – свое видение, которое я уважаю (ред. Ярослав Лодыгин – режиссер киноленты). Я хотел бы поработать с ним и в дальнейшем, у нас есть идея сделать фильм по роману «Интернат», но пока нет возможности.

11 Mirrors: Конечно, коронавирус изменил жизнь всех людей на планете. Как это повлияло на Ваше творчество? Вызвало депрессию, или, наоборот, дало мотивацию?

Сергей Жадан: Это была возможность пересмотреть жизнь, потому что вдруг оказалось, что мы все очень уязвимы и беззащитны. Несмотря на нашу включенность, уверенность, активность и готовность что-то делать, оказалось, что есть обстоятельства, которые гораздо сильнее нас. К большому сожалению, сфера культуры, возможно, так же, как и гостиничная сфера, оказалась беззащитною. Я не могу сказать, что я что-то положительное вынес из этого периода. Я много что перевел и написал. Но в целом было ощущение беспомощности, ощущение того, что ты не можешь повлиять на обстоятельства, а я люблю контролировать ситуацию. Я с тревогой смотрю на то, что сейчас происходит. Растет число выявленных больных, существует деление регионов на зоны, и не понятно, какой будет осень. Тревожно, когда ты видишь статистику госпитализированных, умерших, а потом выясняется, что нас пугали, говорили не всю правду. Потом оказывается, что правила, которые устанавливаются, выполняют далеко не все. В результате появляется чувство недоверия, которое разъедает. Ничего хорошего в этом для общества нет.

11 Mirrors: Вы не можете долго без гастролей, концертов, выступлений – как Вы говорите, у Вас ломка начинается. Как Вы переживали эту ломку при самоизоляции?

Сергей Жадан: Я люблю то, чем я занимаюсь, и мне очень трудно без живых людей.

11 Mirrors: По вашему мнению, современная украинская литература достигла зрелости или еще находится в пубертатном периоде?

Сергей Жадан: Ну, какой пубертатный период – ведь она существует столько времени, столько веков. Достигла ли какой-то зрелости река Днепр? Она течет, перетекает, иногда пересыхает, иногда разливается. Процесс литературы такой же – постоянный. Появляются яркие имена, а бывают периоды некоторого затишья. Сейчас интересный период, когда рождаются новые направления, открываются новые возможности. Возможно, это технологически звучит, но мы видим, что в новых условиях писатели пытаются приобщиться к современным технологиям и освоить новую реальность.

11 Mirrors: Что Вы читаете сейчас?

Сергей Жадан: Из украинских писателей я в последний раз читал «Доця» — роман Тамары Гориха Зерня (ред. – книга года BBC-2019) о войне, о Донбассе, о Донецке 2014 года.

11 Mirrors: Современная украинская литература может заинтересовать глобальное сообщество?

Сергей Жадан: Может. Нас постоянно переводят выдают, приглашают. Возможно, это не так массово, как хотелось бы. Во многом это зависит не от качества текста, а от вовлечения в общий мировой контекст. В мире мало переводчиков с украинского языка. Нас не так хорошо знают как страну и общество. Но опыт показывает, что когда нас переводят, когда в другие страны приезжают украинские писатели, то это вызывает определенный интерес. Нас никто не будет признавать и приглашать просто так. Этот процесс требует усилий, и он, скорее, касается продвижения, менеджмента, PR, а не творчества. Хорошо бы, чтобы этим занимались не только писатели и их издатели, а предоставлялась государственная поддержка. И это нормально, такая практика существует во всех странах. Германия, Франция, Швейцария предлагают мощные программы продвижения своей культуры. Мы можем последовать примеру наших соседей – поляков, которые за последние четверть века изменили представление мира о себе. Они сейчас активно присутствуют повсюду – их литература, музыка, кино, театр. И все благодаря тому, что длительное время эффективно работают государственные учреждения.

11 Mirrors: В последние годы Украина становится более привлекательной для иностранцев. Что, по Вашему мнению, можно сделать, чтобы усилить поток туристов?

Сергей Жадан: Когда иностранцы приезжают сюда, они меняют представление о нас. Они воочию видят огромную, интересную страну со своими проблемами и спорами, но невероятно мощным потенциалом, а главное – с фантастическими людьми. Люди – наш самый большой ресурс. В целом, украинцы – открытый, мягкий, хлебосольный народ. Ведь страну всегда исследуешь через определенных людей. Найдется такой «сталкер», который проведет тебя сквозь фильтры, покажет то или иное место, расскажет истории, которых нет в путеводителе. Будто ты открываешь книгу, а сталкер комментирует вещи, которые ты раньше не замечал и не осознавал.

11 Mirrors: В каких еще жанрах Вы хотели бы поработать?

Сергей Жадан: Кроме цирка, я перепробовал себя во всех жанрах. Мне интересно все, что живет, работает, развивается. Даже оперу мы сделали (ред. – опера «Вышиваный» об австрийском эрцгерцоге Вильгельме фон Габсбурге (Василия Вышиваного), который стал украинским военным деятелем). Правда, она еще не поставлена. Я написал либретто, Алла Загайкевич – музыку. Надеюсь, что следующей весной опера выйдет в Харьковском оперном театре.

11 Mirrors: Как Вы чувствуете себя в гостиницах?

Сергей Жадан: Я очень люблю отели, очень уютно в них себя чувствую. Мне нравится определенная анонимность, которую дает отель. То есть ты закрываешь двери и оказываешься в своем мире – у тебя есть собственное пространство. И я работаю в гостиницах. Кстати, сейчас пойду и напишу до завтра стихотворение.

Этот сайт использует куки.
Мы используем куки, чтобы оптимизировать пользовательский опыт и нацелить контент на этом сайте. Нажав ПРИНЯТЬ, вы соглашаетесь на использование файлов cookie от нас и от третьих лиц на веб-сайте.